2 вересня 2017

Приносим свои изменения: как дизайн-мышление помогает культуре

14 и 15 сентября в Киеве состоялся Форум по дизайн-мышлению и инновациям, организатором которого является Программа ЕС и Восточного партнерства «Культура и креативность». В течение двух дней участники обсуждали потенциал дизайна в развитии креативных индустрий и других сфер экономики, а также искали применение методу в Украине. Вдохновившись инновациями, Platfor.ma собрала примеры культурных проектов из мировой практики, в которых дизайн-мышление показало свою силу.

 

 

Мыслить как дизайнер

 

Дизайн-мышление – это метод, позволяющий создавать продукты для людей. Определение может показаться слишком простым, но в этом вся суть. Специалист, использующий дизайн-мышление, смотрит на мир глазами пользователя, «влезая в его шкуру». Так получаются вещи, компьютерные программы, городские пространства и даже новые методы, которые решают реальные проблемы реальных людей. Опыт и потребности пользователя в дизайн-мышлении всегда ставятся на первое место, а технические и экономические вопросы отходят на второй план. Использовать этот подход можно где угодно – в авиации, медицине, образовании, экономике и даже по отношению к собственной жизни.

 

Попытки применить теорию дизайна в разных сферах предпринимались уже во второй половине ХХ века, но форму отдельной методологии, а для кого-то и философии, дизайн-мышление обрело в 1990-х. Это связано с именем профессора Стэнфордского университета Дэвида Келли. В 1991 году он основал IDEO – легендарную дизайнерскую и консалтинговую компанию, исповедующую данный подход. Именно IDEO создала мышку для Apple, карманный компьютер Palm V, а три года назад усилиями организации в Перу выросла целая школьная сеть.

В дизайн-мышлении есть классический алгоритм действий: эмпатия, фокусировка, генерирование идей, выбор, прототипирование, тест. Говоря простым языком, если вы собрались создать продукт с помощью этого метода, то вам нужно будет провести исследование (например, поговорить с людьми), выявить болевые точки и проблемы (что именно мешает людям), найти или придумать варианты их решения (на этом этапе можно предлагать самые безумные идеи, а потом проанализировать их и выбрать лучшие), создать прототип вещи или процесса и протестировать его на вашей фокус-группе.

 

 

Дизайн в действии

 

Один из примеров применения метода – новый кампус Apple в долине Санта-Клара в Калифорнии. Это не просто ультрасовременный архитектурный проект, а место, где границы между окружающей средой и рабочими процессами стерты. Чтобы создать подобный проект, тщательно изучили опыт и потребности сотрудников. Это и есть та самая концентрация на людях.

 

 

Анна Вичер (Anna Whicher) из британской консалтинговой компании в области дизайна PDR и один из докладчиков форума в Киеве уверена, что «дизайн может стимулировать инновации, решение социальных проблем и достижение культурной интеграции». А еще с его помощью можно привлекать самих горожан к созданию общественных услуг. Среди стран, которые разрабатывают дизайн-стратегию на государственном уровне, эксперт называет Данию, Эстонию, Финляндию, Францию, Ирландию, Латвию и Словению. А вот Украине, по мнению Вичер, не хватает программы поддержки компаний для эффективного применения дизайна.

 

 

Куратор грядущего форума, арт-директор дизайн-бюро SuperGraphica и сооснователь Конгресса активистов культуры Ярослав Белинский утверждает, что за последние годы ситуация изменилась. «Лет 5-7 назад использование методологии дизайн-мышления было чем-то из разряда нетрадиционной медицины или еретичества, которым занимались отдельные фанатики», – говорит он. И добавляет: Украина за последние годы сделала несколько шагов навстречу дизайн-мышлению – преимущественно в лице веб-студий и IT-компаний.

 

 

Потенциал же использования метода в культуре остается нераскрытым. Куратор обещает насыщенную программу форума, в том числе презентации самых успешных кейсов из разных сфер дизайна – как украинского, так и европейского, а также воркшопы по методологии дизайн-мышления, дизайн-аудиту компаний и дизайну визуальных коммуникаций.

 

 

Разделять дизайн и культуру можно только в упрощенном и абстрактном мире, считает эксперт по внешней инновационной политике и докладчик форума Джордж Пинто (Jorge Pinto). В реальности они тесно переплетены, ведь дизайн – это весомая часть человеческой культуры и важнейшая составляющая креативной сферы. «Это часть культурного наследия множества стран и регионов. К примеру, говоря о скандинавском и средиземноморском стиле, мы обращаемся к реальности, которая развивалась в определенных исторических контекстах. Поэтому не только дизайн влияет на культуру, но и культура оказывает на него серьезное влияние, — говорит Пинто. – Компаниям и государственным органам дизайн помогает переосмыслить способ предоставления услуг, создания продуктов, использования частных и публичных пространств». Эксперт приводит в пример несколько международных тенденций: «Во время Expo-2015 в Милане несколько мероприятий были посвящены дизайн-инновациям, которые могли бы побороть проблемы пищевой промышленности. Эстония – мировой лидер в плане использования дизайна и переосмысления государственных услуг, что влияет и на конкурентоспособность страны. Проектов, использующих дизайн, огромное множество: от небольших и частных до огромных, национальных и транснациональных».

 

 

Оперный переворот

 

Cтэнфордская методология помогла измениться опере Сан-Франциско. Ежегодно студенты школы дизайна d.school при Стэнфордском университете применяют дизайн-мышление для решения реальных бизнес-задач клиентов. Одним из кейсов стал новый театр.

 

В 2016 году опера Сан-Франциско раздумывала, как лучше использовать новое помещение на три сотни зрителей. Студенты Мадхав Тхаттай и Зена Баракат помогали руководству оперы искать нестандартные варианты использования пространства. Помимо этого они хотели показать команде новые методы работы. Данный проект получил название «Почти не опера» (Barely Opera).

 

Фотография: sfopera.com

Прежде всего Мадхав и Зена познакомили сотрудников оперы с молодыми и прогрессивными коллегами из смежных сфер. Подобные связи были необходимы для того, чтобы дать понять команде оперы, что именно нужно другой, более молодой аудитории. Зена и Мадхав буквально заставляли работников театра выходить «в народ», чтобы слушать пожелания своей публики. Прохожих, соглашавшихся на участие в опросе, направляли к трем точкам, на которых находились планшеты с разной информацией: ресторанным меню, видео о создании париков, роликом с выступлением певицы. После этого каждого участника просили поделиться впечатлениями.

 

 

Так выяснилось, что люди разных возрастов весьма отличаются в своих предпочтениях. Команда оперы воочию убедилась, насколько эффективным может быть быстрое тестирование прототипов. В общей сложности на эксперимент ушло около пяти часов, а полезной информации было собрано немало. Испытание еще одного прототипа показало, что потенциальные зрители не хотели бы видеть спиртные напитки включенными в стоимость билетов. Кроме того им предлагали различные варианты меню и спрашивали, хотят ли они брать еду и напитки во время самого выступления.

 

После этого члены команды оперы обратились к студентам-наставникам с неожиданным предложением – арендовать бар для создания более амбициозного прототипа. Нужная площадка нашлась менее чем за неделю, в трех кварталах от оперы. Зена и Мадхав сформировали три группы: одна занималась программой, вторая отвечала за зрительское восприятие, третья за вовлеченность.

 

 

В планах команды было собрать не более сотни зрителей. Но на выступление пришло 400 человек. При входе их ждала фотокабина со сценическими костюмами – гости могли примерить костюмы из оперных запасников. Шесть добровольцев играли роль дворецких. Они приветствовали гостей, фотографировались с ними и выполняли роль официантов. Зрители сами выбирали арии с помощью крутящегося «песенного колеса», а их исполнение сопровождалось «переводом» на визуальный язык с использованием мемов.

 

Цель Зены и Мадхава была достигнута. Дизайн-мышление помогло изменить оперу, верную традициям, и помочь ее команде открыть для себя новые методы работы. В конце концов перемены сподвигли руководство создать SF Opera Lab – специальное подразделение, которое занимается постановками в новом здании, получившем название Центр Дианы Уилси.

 

 

Музыка в метро

 

 

В мае 2016 года московский метрополитен открыл двери для городских музыкантов в рамках проекта «Музыка в метро». Выступления проходят каждый день и больше напоминают интеллигентный рок-концерт.

 

Один из членов команды, создавшей проект, – основательница пропагандирующей дизайн-мышление лаборатории Wonderfull Мария Сташенко. Она рассказала Platfor.ma, что «Музыка в метро» появилась на основе студенческого проекта «Музыкальный город» – сервиса, призванного помочь уличным музыкантам «узаконить» свой статус и сделать музыку комфортной для горожан.

 

 

Идея создания сервиса с помощью методики дизайн-мышления возникла после того, как один из участников команды, Владислав Ковалев, побывал в студенческой поездке в Лондоне и познакомился там с местной уличной культурой. Работа над проектом началась с дизайн-исследования. Была создана карта всех причастных к проблеме сторон и проанализирован международный опыт. Кроме того, команда проекта провела интервью и блиц-опросы горожан и уличных музыкантов.

 

Первым прототипом стал свод правил для уличных музыкантов. Позже у проекта появились сервисная программа, сайт, горячая линия и мобильное приложение. В итоге личные музыканты получили возможность легально выступать перед широкой аудиторией, а люди начали слушать качественную живую музыку. По итогам голосования на сайте электронных голосований «Активный гражданин» проект понравился москвичам и был продлен.

 

 

Музей по-новому

 

Дизайн-мышление находит применение и в музейной сфере. Этот метод активно использует сообщество английских музеев-экспериментаторов Дерби. Оно объединяет три музея искусства, историии и естественной истории: Музей Дерби и художественную галерею, дом-музей Пикфорда и Музей индустрии, или «Шелковую фабрику».

 

 

В специальном внутреннем руководстве команда музея рассказывает, как создает свои проекты. Сначала нужно определиться вообще, то есть ответить на вопросы, что вы собираетесь делать и кто в этом участвует. Затем понять, зачем вы это делаете, а после разобраться, какие идеи у вас есть. Далее следует фаза моделирования или создания прототипа: каким образом вы можете опробовать свои идеи? После ответа на этот вопрос можно начинать тестирование («откуда вы знаете, что создаете нечто отличное от других?»). И, наконец, на заключительном этапе – производства или распространение – команде предстоит решить, как она может реализовать свои идеи.

 

Одним из проектов, в которых были реализован этот подход, стал Notice Nature Feel Joy – выставка, на которой можно почувствовать себя работником музея. Команда использовала так называемый Project Lab – иммерсивное пространство, в котором каждый посетитель не обычный зритель, а полноценный участник экспозиции.

Руководитель проектов Silk Miil Ханна Фокс описала это так: «Вы можете идти по галерее и увидеть кураторов, которые предложат вам надеть перчатки и помочь им. Это больше история о том, что должно быть место экспериментам, нежели о типичной ментальности лаборатории. Это место для того, чтобы рисковать, создавать прототипы и делиться идеями».

 

На протяжении всего проекта двери галереи не закрывались для посетителей. Команда постоянно создавала прототипы и проверяла свои догадки. По словам Фокс, у них было предположение, что посетители не хотят знать, чем набито чучело птицы. Но люди подходили и говорили: «Я хотел бы узнать, из чего она сделана». Поэтому воркшопы по таксидермии были обычным делом. «Мы должны создавать вещи, которые актуальны для наших посетителей и соответствуют их потребностям», – говорит Ханна в ответ на вопрос о важности дизайн-мышления для музеев. И в этом случае слова подкрепили действиями.

 

 

Осмысленное пространство

 

В 2013 году архитектурная студия AKKA Architects из Нидерландов взялась за проектирование коворкинга Impact Hub в Амстердаме. Коворкинг расположился на первом этаже здания XIX века в районе Вестерпарк. В прошлом здесь находилась фабрика, производящая угольный газ, а теперь это место проведения многочисленных культурных мероприятий.

 

 

Задачей AKKA Architects было создать такое рабочее пространство, которое способствовало бы взаимодействию участников, вдохновляло и объединяло возможности для реализации идей. В студии убеждены, что в любой задаче все взаимосвязано и для ее решения важно учитывать опыт всех сторон. Поэтому работа над проектом всегда начинается со сбора мнений всех участников, так или иначе касающихся проекта. 

 

Фотография: Impact Hub Amsterdam

Специалисты AKKA Architects начали опрашивать различные группы людей, имеющие отношение к зданию: его пользователей, основателей, соседей, офисы Impact Hub в других странах. Двигаясь от основной группы к менее значимым, складывалась целостная картины среды пространства.

 

На втором этапе (его в AKKA Architects называют «ядро») собранная информация воплотилась в скетчи, рисунки и прочие визуальные данные, которые помогли убедиться, что идеи всех сторон включены.

 

 

На третьем этапе, так называемом «кикстарте», начались архитектурные процессы: эскизное проектирование, разработка дизайна, строительные чертежи, получение разрешительной документации, тендеры и строительство. Но даже после их завершения дизайн локации, по правилам команды, нельзя считать готовым. Нужна адаптация.

 

После того, как люди переезжают в новое место, они начинают обустраивать пространство. Помогает им в этом AKKA Architects. «Месяц, квартал, год – зависит от культуры компании – мы продолжаем адаптировать и улучшать пространство. Подход к архитектуре AKKA approach – это процесс правок. Ничто в мире не постоянно, в том числе и здания», — рассказывает в своем блоге архитектор компании Селим Озадар.

 

Как результат – созданный Impact Hub Amsterdam одинаково подходит для творчества, совместной работы и обучения. К слову, в AKKA Architects так впечатлились новым местом, что приняли решение переехать сюда всем офисом.

 

 

Улица для людей

 

Применять силу дизайн-мышления можно и в масштабах целого города. Доказательство тому — парклеты, одно из чудес урбанистической мысли.

 

Парклет — это общественная зона, вписанная в городскую среду, своего рода мини-парк, созданный для людей, где можно отдохнуть и понаблюдать за жизнью города. По сути парклет ставит палки в колеса автомобилистам, ведь пространство отбирает ценные квадратные метры парковки (отсюда и название) и делает их общественными. Но пользы для города от такой идеи куда больше.

Идея создания подобных мест появилась в Сан-Франциско в 2005 году, когда творческая группа Rebar поставила под сомнение подход, в котором интересы автомобилистов превыше интересов горожан. В центре города они нашли участок для парковки, развернули на нем газонную траву, поставили скамейки и деревья в горшках. Возле импровизированного парка установили знак «Если вы хотите отдыхать в этом парке, положите несколько монет в счетчик» и начали наблюдения с противоположной стороны улицы.

 

 

Вскоре к пешеходу, который положил деньги и сел на скамейку, присоединился еще один. Между ними завязался разговор. Так парковка превратилась в мини-парк. Позже эксперимент перерос в так называемый Park(ing) Day, в рамках которого горожане по всему миру создавали собственные мини-парки на месте парковок. В 2010 году команде Rebar было поручено создать условно-постоянную версию парка в рамках проекта Департамента планирования – и первый парклет увидел свет. Таким образом одновременно решалась проблема автомобилей, мешающих пешеходам, и нехватки парковых территорий.

 

В мае 2010 года Rebar установила первый Walklet — модульную систему парклетов, благодаря которой мини-парки становятся мобильными. Это недорогой и удобный способ собирать парклеты, исходя из места и потребностей его будущих пользователей. Сегодня спонсорами большинства парклетов выступают близлежащие кафе и рестораны, но подобное пространство привлекает и арт-площадки. Так одна из галерей Сан-Франциско Luna Rienne использует пространство как место для инсталляций своих художников.

 

Фотография: warm.if.ua

В 2015 году парклеты появились и в Украине: рядом с общественным рестораном Urban Space 100 в Ивано-Франковске благодаря усилиям платформы «Теплый город» и при поддержке Urban Project на деревянном помосте установили уличную мебель, велопарковку и живые растения в горшках.

 

«Culture matters»  спільна ініціатива Platfor.ma та Проекту ЄС та Східного партнерства «Культура і креативність».